Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:35 

Запоздало, но почти про любовь

Тайли Триниэль
~ чтобы быть собой, нам не нужны ни наставники, ни короли, ни боги ~
Вы открываете нижеследующие откровения на свой страх и риск. So, я бы не советовала вам этого делать. Когда Тайли ударяется в воспоминания, это выглядит убого и уныло. Но не ударяться я не могу, а посему...

Я люблю город N. Люблю искренне и бешено. За ночи, не ведающие мрака, за смех, льющийся отовсюду, за дивные пляжи и смазанный силуэт гор, не позволяющих плохой погоде опускаться на побережье. Я люблю его до лютой невыносимости, потому что одновременно хочу и не хочу там оставаться, и я ненавижу город N за то, что он делает со мной. Я хочу иметь город N, — вот как мужчина хочет женщину и наоборот, — и я знаю, что в имеющихся обстоятельствах это невозможно. За последнюю попытку я расплатилась достаточно дорого, — казалось бы, нужно отойти в сторонку, хорошенько все взвесить и бросить бяку. Но ведь нет, если я выроню эту бяку из руки, то вцеплюсь в нее зубами. Где моя логика? Где мой трезвый взгляд на вещи?
...И совсем левый, случайный человек оттуда просто садится рядом и говорит мне — а зачем ты уезжаешь из N? Здесь твое место. Купи себе дом на горе, вставай и улыбайся солнцу, тебе не надо возвращаться.
Мне не надо возвращаться, он прав. Мне не надо, но мне хочется.

...Он обнимает меня так, как не обнимаются любовники, слишком уж... другая плоскость. Чересчур близко для людей, которые делят только постель.
Он говорит — «Все изменилось, ты видишь? Все другое, мы другие, я другой. Только чувства... они те же».
Я сижу, так и не пристегнувшись, и заставляю себя замолчать. Потому что вижу: ничего не изменилось. Нет, машины, квартиры, бренды, должности — это да. Но это не все, это же мишура. И неизменен этот прекрасный город, захлебывающийся своим вечным праздником; и неизменен ты, my fucking sun, и, наверное, даже я, я тоже остаюсь прежней. А вот чувства... как раз они стали другими.
Зачем ты просил меня снова приехать сюда? Зачем ты пытаешься спастись мной, если я даже себя не в состоянии спасти? Ты — тень, легчайшая тень, в которой я ищу черты другого человека. Ты знаешь это, ведь в каждом моем выдохе, в каждом поцелуе горчит вечное never. Я пытаюсь в тебе утонуть, но ты не море; и все-таки я бросила все по твоему слову, все-таки я еду с тобой по этим улицам.

...Я бросаю ему — «А приезжай в Россию? Развлечения и удовольствия обещаю». Он улыбается, как-то смазанно, растерянно, — словно и ждал, и не ждал этого приглашения, — стряхивает пепел в открытое окно и спокойно отвечает: «Нет, там... там холодно». Холодно там. Ага. А еще там Снегурочка с балалайкой и медведь на Красной Площади. Вы все правда в это верите, мать вашу, я не знаю, в школе вас, что ли, учат такому? Вы же ничего не понимаете в России, вы же даже не пытаетесь понять, зачем? Есть пальмы, яхты, счастливые загорелые лица, что еще хотеть... Я не злюсь на него, он типичен. Я злюсь на себя, за то, что все время лезу туда, куда лезть не следует.
Я злюсь на себя — за то, что умираю в тягучей неизбывности этого города. И за то, что умираю почти счастливой.

...Каждая барная стойка просто взрывается взорами, жидкий огонь — вот она, квинтэссенция желания, отрыва, вседозволенности. Все всех любят. Все всех хотят. Он уже достаточно выпил, чтобы перемежать английскую речь родной, я уже достаточно возбуждена, чтобы ехать к нему; я даже позволяю себе затянуться, хотя не курю с 20 лет, а рядом дама в златых цепях пытается восторженно изнасиловать хлипкого мальчонку. И музыка долбит так, что глас сомнения не услышать. Я не говорю, что мне это не нравится — so cute, я же перебила все свои чертовы маршруты, чтобы пить эти сумасшедшие ночи с ним на пару; я же должна сейчас быть совсем в другом месте и даже в другой стране, но меня это не волнует. Он отвечает мне — «You are the monster, perfect monster», и я соглашаюсь: он, конечно, прав, но это точно так же ничего не меняет. Потому что все пьют, все танцуют, все всех любят, этой ночью и любой другой.
Если рай бывает пустышкой, она выглядит вот так. И мне до сих пор интересно, как будет выглядеть этот город другой ночью. Может, он будет даже красивее?..

...Я пишу не то, что хотела написать. Впрочем, это для меня характерно. И я вообще не знаю, по какому поводу я возникаю и протестую, как обычно, — видимо, из глубоко укоренившейся привычки протестовать. Не нравится — не ешь, все же вроде бы проще простого. А кушаешь — не плачься. Я не знаю, чего мне там не хватало: снега? Пробок? Очередей к госчиновникам? Утрирую к цинизму, да, потому что, как правильно подметили, чудовище. Если лыжи не едут, то проблема-то явно не в асфальте, нэ? И коли так — то почему мне отсюда хочется туда? Потому что я долбодятел?

@настроение: я не непредсказуемая, я всего лишь долбанутая...

@темы: эти загадочные человеки, трэш, любовь, real life

URL
Комментарии
2013-02-23 в 23:57 

Idamante
A play of hopes and fears, while the orchestra breathes fithfully, the music of the spheres (c)
Потому что я долбодятел?

Потому, что ты Мелькор. Мой Мелькор. И сведи нас когда-нибудь судьба, я пойду за тобой. Пойду хоть в Бездну. И пусть это пахнет фем-слэшем, но это чистое признание. Лови его. Для тебя я построю наш Ангбард и выращу волколаков.

2013-02-24 в 00:29 

Тайли Триниэль
~ чтобы быть собой, нам не нужны ни наставники, ни короли, ни боги ~
Idamante, :pity:
Сейчас даже моя хаотичная тёмная душа впадает в состояние тёплого уняня.
Мы сами себе строим Судьбу, и именно поэтому мы — это мы, и именно поэтому же все будет по-нашему.
Так что волколаки будут, драконы — без проблем, а Бездна или там Дагорат какой... Пфф. Прорвемся же ж. :super:
Кстати, Ангбанд строй, меня давно посещают мысли об уютненьком трехэтажном замчике в северных широтах :wall:

URL
   

Свитки Тайли Триниэль

главная